Авторизация



Последние коментарии

ЗАПОЗДАЛОЕ ПОСЛАНИЕ СЛАВНОМУ ТУРУ ХЕЙЕРДАЛУ ИЗ ОСЕТИИ ОТ НИКОЛАЯ АБАЕВА (часть 3) PDF Печать E-mail
27.09.10 20:04

ЗАПОЗДАЛОЕ ПОСЛАНИЕ СЛАВНОМУ ТУРУ ХЕЙЕРДАЛУ ИЗ ОСЕТИИ ОТ НИКОЛАЯ АБАЕВА (часть 3)


(продолжение)

Итак, в реликтологии осетинского языка нет никакой надобности рассматривать осетинское слово в сравнении со словами из других языков; и если делается такое сравнение со словом (словами) другого языка, то лишь для того, чтобы удостовериться в том, что унаследовано слово в этот язык из реликтового осетинского языка, или заимствовано. 

Таким образом, чтобы восстановить (в трудных случаях) корни происхождения того или иного осетинского слова (или реликта) для этого в «Следах...» подвергаются совместному анализу, внутри же осетинского языка, все или часть слов, с которыми рассматриваемое (анализируемое) слово (реликт) имеет предметно-генетические связи. Такие слова группируются в списки, которые в «Следах...» названы «словообразовательными списками» или «реликтообразовательными списками» или сокращенно «СОС (или РОС)» и с права внизу в скобках записывается анализируемое слово (или реликт), ради которого привлекается данный список. Так, например, сокращенное обозначение списка для восстановления названия (слова) «Нил» таково: «СОС(нил).

Такие списки, как правило, оказываются большими, т.е. содержащими много слов (названий); часто они состоят из сотен, а то и тысяч слов (названий), но, как правило, для восстановления интересуемого названия (слова) вполне достаточными оказываются из списка всего 2-3 слова (названия), а иногда достаточно бывает даже одного слова.

Поэтому в «Следах...» выписываются лишь несколько слов списка, порядка до одного (редко до двух) десятка слов.

Интересующий нас сейчас список, т.е. СОС(НИЛ) весьма небольшой список, состоит всего из нескольких слов, потому мы приводим его полностью, но для восстановления названия «Нил», достаточным окажется всего два слова из списка, как увидим сейчас.

СОС(нил)

1. Нылæг 'низкий (низко)' → ныл(нил) + лæг

2. Мæллæг 'тощий (худой)' → мæл + лæг

3. Тыллæг 'урожай' → тыл + лæг

4. Хуымæллæг 'хмель' → хуымæл + лæг

5. Туаллаг 'туалец' → туал + лаг

6. Фаллаг 'напротив' → фал + лаг

7. Уæллаг 'верхний' → уæл + лаг

8. Дæллаг 'нижний' → дæл + лаг



Список показывает, что в состав всех слов (названий) входит, как компонентная составляющая (часть), слово «лæг» (лаг) и если не установить её точное значение, то не удастся восстановить интересующее нас слово «Нил», как это показывает первая же строка списка, т.е. как это видно из первого же слова списка.

Но слово «лæг» в современном осетинском языке означает «человек» и такое значение его не согласуется или вступает в противоречие с первыми (начальными) компонентными частями всех слов списка, кроме одного - 5-го слова. А это есть предупреждение о том, что слово «лæг» во всех случаях (кроме 5-го слова) означает нечто другое, отличное от «лæг» - 'человека', но что?

И вот, чтобы выяснить это «что?», для этого вполне достаточным оказывается, как увидим сейчас, одно, единственное слово из нашего списка, а именно - второе (2-е) в списке слово!

Действительно, первая (начальная) компонентная часть этого слова -«мæл» вполне определенно означает (в современном осетинском языке) состояние смерти - «умирание» и касается всех животных, в том числе и человека.

Эта же вполне определенная первая часть - «мæл» - 'умирание' теперь, совместно со значением всего слова в целом - «тощий (худой)» недвусмысленно подсказывают то, что может происходить с умиранием худого (тощего), а именно - раннее (преждевременное) умирание. Этим самым выяснилось, что вторая компонентная часть - «лæг» означает ничто иное, как «прежде» (раньше).

Это же последнее в осетинском языке выражается словом «раг» -'ранность', 'древность' или же «рæг» как 'сравнительно небольшая ранность (древность)' - что в русском языке выражается словами «недавно» (в близком прошлом).

Этим самым выяснилось, что вторая компонентная часть «лаг (лæг)» является более поздним звучанием слова «раг» (рæг), ибо звуки «р» и «л», как уже отмечали, играючи переходят друг в друга.

Теперь, когда выяснилось (благодаря 2-ому слову списка), что «лæг» означает «рæг» - 'прежде (раньше)' можно и нужно обратиться к восстановлению словообразовательной логики всего первого слова списка -«ныллæг» - 'низкий'.

В нанизанности его компонентных частей, первая из них - «ныл(нил)» все ещё выглядит бессмысленной в соединении со второй компонентной частью - «рæг» - прежде (раньше).

Но уже совсем нетрудно догадаться, что эта кажущаяся бессмысленность создается все той же взаимопереходимостной игрой звуков «р» и «л».

Поэтому в первой компонентной части звук «л» следует заменить на «р» и тогда получается, на первый взгляд странное слово, но поразительно осмысленное - «ныр (нир)»' - теперь (в настоящем). Этим самым словообразовательная логика названия (слова) «ныллæг» - низкий, оказалось как на ладони, а именно - «теперь + прежде (раньше)» и подразумевает то, что 'растущее снизу вверх тело животного (или неодушевленного предмета) теперь такого же роста, как и прежде (раньше) ', т.е. - такой же высоты, как и прежде (раньше). Первоначальное его звучание - ныррæг.

Ну вот, вслед за этим уже автоматически восстанавливается и словообразовательная логика нашего названия «Нил», а именно - как «нир» -теперь (в настоящее время) и подразумевает то, что «река теперь не так, как прежде (раньше)».

Действительно, то что к первой части «нир» - теперь не присоединена вторая компонентная часть - «рæг» - прежде (раньше) (из слова ниллæг), т.е. её опускание равносильно её отрицанию - «не как прежде», а уже выше уровнем -рост снизу вверх.

Таким образом, это, на первый взгляд, странное название для реки «Нил» (Нир) - теперь, относилось, как нетрудно понять, к периодам сезонных разливов реки, когда уровень её уже не оказывался таким же, как прежде - вне сезонных разливов.

Но так как река больше впечатляла именно в периоды сезонных разливов, то название этих периодов для реки и стало исторически популярным - «Нил». Это, так сказать, частичное (сезонное) название закрепилось за рекой больше других её названий.

Относительно звучания этого названия надо заметить следующее: в осетинском языке в последние периоды его существования развилось особое звучание гласного «и», как и в русском языке, под названием твердого «ы». Согласно этому название реки звучало бы как «Ныл», но по всей вероятности название возникло ещё до того, как оформилось в осетинском это твердое звучание «ы».

В одном из диалектов осетинского языка, так называемом, дигорском, это твердое звучание гласного «и» отсутствует ещё и сегодня и этому диалекту соответствует звучание «Нил». А теперь обратимся ещё и к названию реки - «Итеру». Оно весьма прозрачно и представимо следующей нанизанностью компонентных частей -«и + тер + у», из которых «и» означает (в данном случае!) отрицание «без»; «у» - является, есть; и теперь о «тер»:

В звучании современного, языка (осетинского) «тæр» означает гонять, пригнонность, но это слово в звучании «тæл» означает деревянное или железное кольцо (обруч), применяемое для удерживания досок в деревянных бочках; их на бочку надевают понескольку, под названием «тæл + ы + тæ» -удерживатели.

Словообразовательная логика названия такова - «является безудержной» и подразумевает эта логика то, что в разгар разливов берега не удерживают реку и она разливается, т.е. выходит из берегов. Следует заметить, что в более поздние исторические времена это же название было присвоено, наряду со многими другими названиями,. и реке Волге, в несколько ином звучании «идыл» (и + дыл) и с той разницей, что опущена часть «у» - является, т.е. река была названа без «у» и имела значение - «безудержная». Но и в данном случае название вполне понятное, ибо и Волга, как и Нил, в периоды весенних разливов выходит из берегов довольно далеко.

Как видим, и в отношении названия «Итеру» египтологи оказываются в глубоком заблуждении, ибо название первичнее, чем понятие «река» и последнее производно от первого, а не наоборот.

Теперь обратимся к 9-му показателю - к названиям страны Египет.

Итак, как уже было сказано, египтяне свою страну любовно называли «Тамери», наряду с другими её названиями.

Анализ названия должен раскрыть сейчас смысл этого любовного отношения:

Оно представимо следующей нанизанностью реликтов и компонентной части - «-Т-а-мер-и» или, если определитель множественности числа «т» переместить в окончание слова, согласно транзитивному закону и звук «е» заменить законным «æ» - «а-мæр-и-т(æ)», из которых «а» - завершение процесса в сжатые сроки; «мæр» - почва (земляная), как например в словах «Шау мæр» - черноземная почва; «и» - грамматическое согласование.

Словообразовательная логика названия такова - «Превращение за короткое время в новые почвы» и подразумевает логика, как нетрудно видеть, нанесение илистой почвы во время разливов. Это готовое и дармовое удобрение с орошением и вызывало у египтян любовь к своей земле.

В связи с этим параллельно отметим и происхождение родственного названия Шумер, а именно - «Шу-мер» или «Шу-мæр», где «шу» обозначает восхождение (рост) снизу вверх. Следовательно, словоооразовательная логика названия такова - «Вырастающая вверх почва» и подразумевает то, что почва междуречия Тигра и Ефрата образована отложениями наносов обеих рек.

Другое название Египта «Машир» (Мышыр, Мисир) представимо следующим реликтом и частью - «Маш-ир», в котором «маш» (мæш) обозначает замазанность, закрашенность; «ир» тоже, что и «ар» - находить, обретать, порождать. Словообразовательная логика названия такова -«Принимающая (обретающая) вид замазанности» и подразумевает, как нетрудно видеть, вид земли, после очередных разливов реки.

И, наконец, собственно название «Египет». Оно представимо нанизанностью реликтов и отрицания «и» - «Ег-и-пе-т» или так: «и-пе-тæ-(æ)г», в котором «и» отрицание «нет» (без), а нанизанность последних трех реликтов «Пе-тæ-(æ)г» обозначает «возможность переходов (передвижений)» и вот эта последняя возможность отрицается начальным «и». Следовательно, словообразовательная логика такова - «без возможностей переходов (передвижений)» и подразумевает зажатость страны в узкую полосу с одной стороны Красным морем и с другой - непроходимой пустыней Сахарой, и с третьей стороны - трудно проходимые пороги Нила.

А теперь о показателе 10-ом, т.е. о проклятии «Гæныштон», которое на прямую указывает на Египет.

Действительно, мы уже видели, что египтяне свою землю любовно называли Тамери и почему любовно - тоже поняли, но казалось бы, что с этим противоречит осетинское проклятие земле «гæныштон фæуæд», что в переводе на русский язык означает - чтобы на дей выращивался лен, или «Гæн дзы æржайæт» - чтобы там вырастал лен.

В этом проклятии слышится горькая память о выращивании льна на земле. Но где такое могло происходить с предками современных осетин, где и когда они могли производить эту благородную культуру в таких масштабах, что так сильно измотало их настолько, что проклятие передавалось из поколения в поколение тысячелетиями?!

Обзор истории предков осетин за ближайшее двух-трех тысячелетие не обнаружит такой земли на карте. Но зато немало косвенных указаний на египетскую землю.

Во-первых нигде в историческом прошлом искусство и производство льняных тканей не достигали таких высот, какими характеризуется Древний Египет, ведь там производились настолько тонко и искусно обрабатываемые ткани, что они становились невидимыми глазу!

В связи с этим можно думать, что столь тонкое искусство за длительное время не могло не отразиться на анатомическое строение рук мастеров или, скорее, мастериц.

Именно на такое указывает следующее поразительное обстоятельство: антропологи обнаружили особое строение кисти у осетинок, чего не было обнаружено у мужчин - осетин и у женщин других обследуемых национальностей.

Где же ещё могло произойти такое анатомическое формирование, как не в Египте?!

Правда, можно бы ещё подумать и на то, что ещё в недавнем прошлом осетинки были искусными рукодельницами, что отмечал и грузинский царевич Вахушти в своей «Географии». Но все же это не фактор, который был бы в силах произвести анатомические сдвиги в строении кисти, тем более, что с «проклятием земле» никак не вяжется.

Особое строение кисти, с учетом других показателей (в числе которых и слово «феллах», как увидим сейчас), указывает именно на Древний Египет.

Итак, о чем же свидетельствует слово феллах? В «Следах...» установлено, что у звука «х» очень часто наблюдаются взаимные переходимости со звуками «к», «г» и «д». С учетом этого, законна замена звука «х», в слове феллах, на звук «д» и тогда, при столь же законной замене «е» на «æ», у нас образуется предельно прозрачное слово современного осетинского языка - «фæллад», буквально - уставший.

Раскрытый смысл слова красноречиво говорит о том, сколь изнурительной оказывалась работа по выращиванию льна под лучами египетского солнца. Вместе с этим выясняется и то, что осетинское «проклятие земле» напрямую указывает (адресуется) на Древний Египет. Чему ещё лишним подтверждением служит прямое упоминание у современных осетин об египетской игле - «мисираг судзин» - мисирская (египетская) игла. Именно об этом с гордостью говорится из плача по покойнице: «bolat kædængin, misijrag sojingin!» «о ты, которая владела булатными ножницами, египетской иглой!» [см. ИЭСОЯ В.И.Абаева, т.1, стр.185].

Ещё об одном показателе на Египет заметим вкратце: в наше время, когда в связи со строительством Асуана, в Египте перевозили по Нилу тела давно умерших египетских царей, то, по свидетельству одного египтолога, по обоим берегам, вдоль всего пути следования, выходили женщины и громко оплакивали покойников. Этот плачь современных египтянок, судя по описанию египтолога, точно копировал оплакивание покойников осетинками: громкие причитания, с распущенными волосами и т.д.

На Египет указывают и очень много собственных имен и названий, но мы ограничимся (ради краткости) лишь указанием на одного, единственного, примера: в одном тексте говорится, что «начальником царской охраны (экспедиция в Нубии) был Туа, сын Саби».

Имя «Туа» упоминается потом на Кавказе, где-то в середине первого тысячелетия до н.э., в связи с данью (железом), облагаемой ассирийцами кавказских вождей. Ведь ассирийцы сначала покупали у этих вождей железо для вооружения своей могущественнейшей (тогда) армии, а потом стали их облагать данью. В этом отношении интересно название ассирийцев, которое употребляется ещё сегодня в Закавказье - «Айсор». Действительно оно представимо двумя частями - «Айс-ор», в котором «Айс» означает (на осетинском языке) буквально «берущий», а «ор» - одно из звучаний ар(ал) -металл. То есть логика словообразовательная такова - «берущий металл» и подразумевает, именно названное обложение данью.

Одного из вождей (этих) и называли Туа. Имя Туа образует фамильное название в современной Осетии - «Туа-тæ» - Туаевы.

А теперь мы переходим к самому поразительному связующему звену Египта с Осетией на Кавказе - это связанные с ухатским камнем иероглифические письмена.



ЕГИПЕТСКИЕ ИЕРОГЛИФЫ НА СКАЛЕ ШАМТЕРАУ




Перед тем, как говорить об иероглифах на скале, необходимо сказать о названии самой скале «Шамтерау»: что скала превратилась целиком в скальную породу не в результате работы (длительной) природных сил (ветра, дождя, температурных колебаний), а вдруг, за короткое время!!

Глаз внимательного наблюдателя увидит именно эту топографическую картину раздробленности (на многотонные глыбы, гравер и даже песок), на частично сохранившихся скалах, протяженностью трех (без малого) километров в длину, куда входят и «Кобы къæдзæх» - Кобская скала и Ухат, с ухатским камнем.

Но при виде этой картины у такого внимательного наблюдателя опять возникнет вопрос - как такое возможно без длительной работы природных сил?! Ответ же на этот вопрос и был написан иероглифами на сохранившейся части скалы!!!

Я пишу «был написан» - да был написан, а сейчас, к великому сожалению, эти надписи разрушились так сильно, что на их месте остались безобразные зияющие трещины, и случилось это за какие-нибудь два года (между 1993-1996 годами), тогда как они простояли в прекрасной сохранности, по меньшей мере, 5 тысяч лет. Видя их катастрофическое разрушение я делал все возможное и невозможное, чтобы запечатлеть их на кинопленку и также на фотопленку. Но все мои усилия сводились на нет, из-за глупого военного положения, в котором оказалась Осетия, начиная с 1989 года и дальше; с другой стороны ещё и из-за чиновничьего невежества местных властей и научных учреждений.

Поэтому сейчас я вынужден описать эти иероглифы в «голых» словах так, чтобы раскрыть информацию, которую носили эти иероглифы в качестве ответа на наш вопрос.

Итак, рисунки на скале, как иероглифы, служившие ответом на наш вопрос, составляли следующий комплекс (назовем его комплексом I). Центральной фигурой в комплексе служило изображение молодого мужчины (выше развернутых плеч), с когда-то крепким и могучим телосложением, но теперь уже с крайне изношенным и ослабленным организмом. Корпус тела имел горизонтальное (полулежачее) положение; длинные волосы на голове спадали в беспорядке; полуоткрытый рот, с редкими зубами и отвислой нижней губой, устало опущенные веки закрывали глаза более, чем на половину; нос был изъеден какой-то венерической болезнью. Строение черепа имело черты, характерные арийским черепам.

Следующей фигурой (1-го комплекса) была фигура инопланетянина в маске (скафандре), сильно напоминающей голову хищной птицы. Эта фигура возвышалась вертикально и властно над горизонтальной мужской фигурой и картина недвусмысленно и весьма выразительно показывала - как инопланетянин своей властью давлеет на подвластного ему мужчину.

Третьей фигурой (1-го комплекса) была фигура ядовитой змеи (какие водятся в данных местах), просунувшей голову свою между головой и правым плечом ослабленной (описанной) мужской фигуры, а тело её (от головы до хвоста) растянулось вдоль скального хребта.

И, наконец, четвертой фигурой комплекса (1-го) была мужская фигура выше пояса, возраста средних лет. Она располагалась рядом (справа) с изображением инопланетянина в маске. Глаза этого мужчины были устремлены вглубь, в космическую даль, и всем своим видом внушал, что инопланетянин в маске он и есть, но без маски.

Расшифровка этой иероглифической надписи (1-го комплекса) не составила никаких трудностей на фоне той топографической картины, которая окружала её, и тех топонимов местности, к которой принадлежат скалы с надписями, и наконец, исходя из данных эпоса осетин и, главное, исходя из великой экспериментальной установки с ухатским камнем.

Действительно, количество отбитого (раздробленного) камня, лежащего насыпями под отбиваемых когда-то скалами, столь велико, что его хватило бы на строительство не сотен, а тысяч таких пирамид, как пирамида Хеобса!

Это обстоятельство, конечно, порождает само по себе вопрос - кому и с какой целью понадобилось дробить скалы в таких масштабах?!

Эти вопросы столь неземные, что для полного их понимания потребуется ещё немало совместного труда научных коллективов разных специальностей: математиков, астрономов, физиков, геодезистов, геологов и других специалистов.

Но с другой стороны, не зная ответы на эти вопросы, хотя бы в какой-то мере, невозможно расшифровать иероглифические надписи, не то, что без труда, но вообще.

Вот в этой «какой-то мере» знание нам, пишущему, и удалось выявить, пусть даже в самых неподходящих условиях. Главным и решающим в этом выявленном знании является то, что нам удалось установить (с той степенью точности (непогрешимости), на которую способна наша сегодняшняя фундаментальная наука), что Земля наша совершает, помимо хорошо уже известного суточного вращения вокруг собственной оси, ещё и другое, неизвестное пока в науке, вращение вокруг мгновенных осей, с периодом в Один год!!!

Сделать это открытие позволила нам экспериментальная установка с ухатским камнем, т.е. установка, подобна которой ещё не в силах осуществить наша сегодняшняя, претендующая на многое, цивилизация.

Из этого же обстоятельства вытекает, как прямое следствие, что экспериментальная установка с ухатским камнем осуществлена внеземным разумом, хотя земной разум способен понять её (разобраться в ней) уже в готовом (сделанном) виде, как это и произошло с нами - пишущим.

Исходя из этого обстоятельства, с учетом топонимических названий и других данных, нам (пишущему) удалось пока выяснить следующее:

Оказывается, что иероглифы на скале Шамтерау были сделаны по велению представителей внеземного разума и предназначались им же самим, в качестве передаваемой (потомкам) информации.

Именно на это указывает, наряду с отмеченными данными, и то обстоятельство, что иероглифы невозможно видеть (следовательно и читать) с Земли - их можно видеть только с высоты, ито с расстояния не ближе чем 400-500 метров!

Случалось, что в детстве, выпасывая овец, в день несколько раз проходил, как и многие мои сверстники, непосредственно под этими иероглифами, но никогда, ни я, и никто другой, не заподозрили об их существовании, несмотря на то, что в таких случаях высота их расположения над головой оказывалась не более 60-70 метров.

Увидел эти иероглифы я уже в старости лет, притом сначала как бы умственным взором (анализом данных), а потом с полутора километрового расстояния, забравшись на вершину противоположной горы. Там, меняя свое расстояние от скалы Шамтерау, подобрал пункт наилучшего обозрения иероглифов и здесь глазам открылось великолепие, несравнимое с земными образцами. От художественного описания этого великолепия я воздержусь, потому что передать его, даже в хорошем приближении, невозможно никакими оборотами человеческой речи. А что касается сухого описания увиденного («голыми словами»), то частично это уже сделано при описании 1-го комплекса, остальное будет сейчас сделано при описании комплексов II и III.

Сначала опишем все имеющиеся комплексы иероглифических надписей на скале Шамтерау, а потом займемся их прочтением (расшифровкой).

Итак, комплекс II-ой составляли следующие фигуры: Главная (1-я) фигура - это изображение удава не в объеме, как змея из первого комплекса, а в виде вдавленности фигуры этой змеи, словно бы на гладкую поверхность разжиженной глины, притом изображение было на всю высоту скалы, т.е. хвост начиная от самого основания скалы, а голова располагалась у самой вершины и фигура была показана в динамике передвижения, а именно - показано было, как извивается фигура и при этом удивительно живо было видно напряжение каждой мышцы хвостовой части извивающейся змеи (сейчас на этом месте образовалась безобразная расщелина!).

Следующей (2-ой) фигурой было изображение человеческой (мужской) головы выше плеч, притом оно располагалась над всеми фигурами комплекса (П-го) слева, непосредственно над головой удава.

Далее, последующие три фигуры комплекса (3-я, 4-я и 5-ая) представляли следующую картину: все они были помещены внутри «вдавленности» головы удава и располагались следующим уникальнейшим образом: выше двух других располагалась (слева) голова (с шейной частью) снежного барса (3-я фигура); затем ниже и несколько правее располагалось изображение головы (с шейной частью) медведя, притом «штрих» (отметина) на скале, служащий изображением ноздрей снежного барса, служил одновременно и изображением правового медвежьего глаза; затем ниже головы медведя и несколько правее от неё, располагалось изображение головы (с шейной частью) рыси, притом «штрих» на скале, служащий изображением ноздрей медведя, служил одновременно и изображением правого глаза рыси, т.е. предыдущий принцип экономии имел место и здесь!

Таким образом, для изображения всех этих трех фигур (3-я, 4-я и 5-я) понадобилось на скале всего восемь штрихов!!

Я, пишущий, не представляю себе земного художника или скульптора, каким бы талантливым он не был, чтобы он мог додуматься до подобной экономии, а если бы и смог додуматься до такой экономии, то вряд ли бы у него получились изображения такой потрясающей силы выразительности, какую имели эти изображения трех описанных фигур комплекса П-го на скале Шамтерау.

К этому описанному (И-му) комплексу, справа, примыкает ещё сочетание из двух одинаково сделанных квадратных пещер, которые расположены относительно друг друга по тому же принципу, что и три описанных изображения, т.е. нижняя из них расположена несколько правее.

На скале И-ой комплекс помещался по левую сторону от 1-го комплекса, на расстоянии 300-400 м.

Наконец, Ш-й комплекс иероглифических надписей на скале Шамтерау расположен правее 1-го комплекса, на расстоянии 80-100 м и состоит из довольно простой схематической конфигурации: горизонтально расположенные в один ряд три одинаковых равнобедренных треугольника, соприкасающиеся вершинами углов при основаниях, и другой ряд, точно такой же конфигурации из трех треугольников расположен ниже и несколько правее первого ряда, т.е. принцип - «чем ниже, тем правее» соблюдается и в Ш-ем комплексе.

Теперь, когда описаны все три комплекса иероглифических надписей на скале Шамтерау, займемся прочтением (расшифровкой) этих иероглифов, как об это было сказано выше.

Итак, расшифровку начнем не в том порядке, в каком были перечислены (описаны) комплексы, а в обратном, начав с комплекса III.

Дело в том, что этот последний комплекс и две пещеры, как иероглифические символы, являются простейшими из всех трех комплексов и несмотря на это их расшифровка оказалась труднее: мне, пишущему, понадобились целых три года (после прочтения других иероглифов) прежде, чем осилил их.

Действительно, из обоих рядов треугольников нетрудно было вычленить иероглиф воды, связанный как-то с рекой Терк (Терек), а именно, этот иероглиф давали боковые стороны равнобедренных треугольников, как образующие две ломанные, одна под другой; затем нетрудно было также и догадаться о том, что равнобедренный треугольник служит иероглифом дельты (речной). Но недоумение вызывало число шесть, т.е. шесть дельт для одной реки?!

Из этого тупика не было выхода, если не признать значение физической причины образования дельты вообще, а именно - что физической причиной образования дельты является то препятствие (сопротивление), которое создается огромной водной массой моря (озера) течению реки, у самой впадины. В этом отношении весьма выразительно название моря на осетинском языке - «Денджыж». Оно представимо двумя компонентными составляющими - «Ден + джыж», из которых «ден» обозначает то же, что и «дон» - вода, река; а «джыж» (или «джиж») обозначает препятствие, помеха, сопротивление, как, например, в словах «джиж дарын» - оказывать препятствие (сопротивление).

С учетом этой причины образования дельты, т.е. с учетом того, что причиной образования дельты является препятствие (сопротивление) течению реки, уже нетрудно было понять и догадаться о том, что река может образовать дельту, независимо от препятствующей среды, т.е. что такой препятствующей средой могла быть не обязательно масса морской воды, а, в данном случае, и скалы на пути протекания реки. Обратив на это внимание, оказалось, что пока Терк (Терек) не вырывается из гор на плоскость, на её пути скалы оказывали препятствие (сопротивление) в пяти местах и во всех этих пяти местах четко обозначены дельты, притом классических очертаний - довольно точные равнобедренные треугольники.

Но иероглиф на скале говорит не о пяти, а о шести дельтах, ибо число треугольников III- го комплекса на скале - шесть. Иероглиф под «шестой дельтой» подразумевает, безсомненно, дельту, которую образует та же река (Терк) у впадины в Каспийское море.

Для полного прочтения (расшифровки) этого иероглифа (III-го комплекса изображений на скале) необходимо ещё найти ответ на то, почему ряды треугольников (верхний и нижний) сдвинуты по отношению друг к другу на промежуток, равный основанию равнобедренного треугольника?

Иероглиф этой сдвинутостью рядов треугольников, рассказывает, оказывается, вот о чем: глаз внимательного наблюдателя заметит, что первые три дельты (считая от истоков реки и по течению) оказываются расположенными по левую сторону от древнего русла реки (по отношению же к сегодняшним руслам - наоборот), а последующие две (не считая третью у впадины в море) оказываются расположенными по правую сторону от древнего русла реки.

Что же касается расположения дельты у впадины в море, то иероглиф утверждает, что оно такое же, как и у последних двух - дельта расположена была по правую сторону от древнего русла, т.е. от русла времен, когда на скале была сделана надпись (иероглифическая). Сегодня заметить это наблюдением, по видимому, труднее, чем в скалистых местах первых пяти дельтообразований.

Эти пять мест дельтообразования носят следующие названия (в порядке от истоков и далее по течению): Четырш, Коб, Шана, Цми и Балта.

Из этих пяти дельт самой примечательной является вторая по счету, под названием Кобы фæж - Кобская плоскость. Здесь скала под тем же названием Кобы кæдзæх - кобская скала (продолжение скалы Шамтерау, на которой и сделаны иероглифические надписи) и создавала препятствие (сопротивление) течению реки, в результате чего и образовалась эта дельта.

Длина её более трех километров. Здесь же до 1937 года (до большого наводнения и оползней) имелось множество ручейков и заболоченных мест. О буйной растительности в прошлом свидетельствуют многометровой толщины торфяные отложения. Сюда зимою прилетали дикие утки большими стаями. В большом количестве водилась рыба - форель.



(продолжение следует)

Последнее обновление 07.10.10 21:11
 

Добавить комментарий

Внимание! Оставлять комментарии могут все пользователи, но только зарегистрированные пользовательи могут изменять свои комментарии.


Защитный код
Обновить

< Сентябрь 2010 >
П В С Ч П С В
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
28 29 30      

Опрос

Этот сайт интересный?
 
Joomla Templates by Joomlashack